СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава

Сейчас он - жар либо не жар - мог его рассмотреть.

Это была дверь.

Когда до нее осталось меньше четверти мили, у Роланда опять подогнулись колени, и сейчас он не сумел их выпрямить. Он свалился, его правая рука проволоклась по колющемуся песку и ракушкам, содрав с ран свежайшие корки, и культи пальцев завизжали СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава от боли и вновь начали кровоточить. Тогда он пополз. Он полз, а в ушах его стоял ритмичный шум: Западное Море набегало, с ревом разбивалось о сберегал, отступало. Он работал локтями и коленями, оставлял за собой борозды в песке, выше полосы грязно-зеленых водных растений, отмечавшей линию прилива.

Он задумывался, что СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава ветер, наверное, все еще дует - должно быть, так, так как его тело продолжал сотрясать озноб - но единственное, что он слышал, был осиплый свист урагана, вырывавшегося из его собственных легких и входившего в их.

Дверь становилась все поближе.

Поближе.

В конце концов, около 3-х часов этого долгого бредового денька СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава, когда тень Роланда оказалась слева от него и стала удлиняться, он добрался до нее. Он сел на корточки и начал утомилось рассматривать ее.

Дверь была 6 с половиной футов высотой и, казалось, изготовлена из цельного кусочка стального дерева, хотя наиблежайшее стальное дерево, должно быть, росло отсюда милях в семистах, не СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава меньше. Ручка двери, судя по ее виду, была золотая; ее декорировал филигранный набросок, который стрелок в конце концов разобрал: это была ухмыляющаяся рожа павиана.

Замочной скважины не было ни в самой ручке, ни над ней, ни под ней. Дверь держалась на петлях, но они не были ни СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава к чему прикреплены - "либо это так кажется, - пошевелил мозгами стрелок. - Это потаенна, очень чудная потаенна, не имеющая для себя равных, но так ли уж это принципиально? Ты умираешь. Приближается твоя собственная потаенна - единственная потаенна, в конечном счете имеющая значение для каждого человека".

Но невзирая ни на что, это казалось СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава принципиальным.

Эта дверь. Дверь там, где не должно быть никаких дверей. Она просто стояла на сероватом берегу, на 20 футов выше полосы прилива, на вид такая же нескончаемая, как само море, и на данный момент, когда солнце склонялось к западу, ее ребро отбрасывало косую тень к востоку.

На ней, в 2-ух СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава третях ее высоты от нижнего края, темными знаками, Высочайшим Слогом, было написано одно только слово:

НЕВОЛЬНИК

Им обладает бес. Имя бесу - ГЕРОИН.

Стрелок услышал негромкий, ровненький рокот. Поначалу он помыслил, что это, наверняка, ветер либо гудение жара у него в голове, но равномерно все в большей и большей степени убеждался СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава, что этот рокот - шум двигателя... и что он доносится из-за двери.

"Так открой же ее. Она не заперта. Ты ведь знаешь, что она не заперта".

Заместо этого он с усилием, неуклюже поднялся на ноги, обошел дверь кругом и зашел с другой стороны.

Другой стороны не было.

Только серый песок, уходивший СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава вспять, как хватало глаз. Только волны, ракушки, линия прилива, следы его собственного приближения -отпечатки сапог и ямки, выдавленные его локтями. Роланд посмотрел снова, и его глаза открылись чуток обширнее. Двери не было, но тень была.

Он протянул было правую руку - ох, как медлительно она привыкала к СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава собственному месту в том, что осталось от его жизни, - уронил ее и поднял левую. И стал шарить, ждя повстречать твердую поверхность.

"Если я ее нащупаю, я постучу по пустоте, - поразмыслил стрелок. -Интересно было бы перед гибелью сделать такую штуку!”

В том месте, где должна была бы находиться дверь, хотя бы СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава и невидимая, и далековато за ним стрелок нащупал только воздух.

Стучать было не по чему.

И звук моторов - если это по правде был звук моторов -прекратился. Сейчас остался только ветер, волны и нездоровое жужжание у него в голове.

Стрелок медлительно зашел на другую сторону того, чего тут не СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава было, уже думая, что это с самого начала был абсурд, галлю...

Он тормознул.

Только-только он лицезрел на западе сплошную линию катящихся сероватых волн, и вдруг этот пейзаж нарушило ребро двери. Ему была видна пластинка, тоже схожая на золотую, из которой, как кургузый железный язык, торчала щеколда. Роланд повернул голову СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава на дюйм к северу, и дверь пропала. Повернул голову назад - и дверь снова оказалась на месте. Она не появилась; она просто была там.

Он обошел дверь кругом и, шатаясь, стал к ней лицом.

Он мог бы снова зайти со стороны моря, но был уверен, что опять произойдет то же СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава самое, лишь на сей раз он свалится.

"Любопытно, мог бы я пройти через нее с той стороны, с которой ее нет?”

О, мыслить и гадать можно было о огромном количестве различных вещей, но правда была ординарна: вот на нескончаемом морском берегу стоит дверь, и она годится только для 1-го СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава из 2-ух - ее можно или открыть, или бросить закрытой. Стрелок со смутным юмором пошевелил мозгами, что погибает не так стремительно, как он считал. А если б так, как считал - было бы ему так жутко?

Он протянул левую руку и ухватился за ручку двери. Его не изумили ни смертный холод металла СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава, ни слабенький жгучий жар выгравированных на нем рун. Роланд повернул ручку. Когда он потянул дверь на себя, она открылась. То, что он увидел, не совпадало ни с чем из всего того, что он ждал узреть.

Стрелок поглядел, застыл, испустил 1-ый за свою взрослую жизнь крик кошмара и захлопнул дверь СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава. Хлопать ей было не обо что, но она, все же, закрылась, хлопнув так звучно, что морские птицы с пронзительными кликами взлетели с камешков, на которых расселись, чтоб следить за ним.

Вот что он увидел: землю с некий невообразимой высоты, с неба - ему показалось, что с высоты во СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава много миль. Он лицезрел тени туч, лежащие на земле, проплывающие по ней, как сновидения. Он увидел то, что мог бы узреть орел, смоги он взлететь в три раза выше доступного соколам расстояния. Шагнуть за такую дверь означало бы с криком падать, может быть, целые минутки, и, в конце концов, вонзиться глубоко в СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава землю.

"Нет, ты лицезрел не только лишь это".

Роланд глупо посиживал на песке перед закрытой дверцей, держа раненую руку на коленях, и обдумывал. Выше локтя уже появились 1-ые еле приметные полосы. Сомнения не было: скоро, скоро зараза дойдет до сердца.

В голове у стрелка звучал глас Корта:

"Слушайте СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава меня, личинки. Слушайте, если вам дорога жизнь, так как в один прекрасный момент она, может быть, будет зависеть от того, о чем я на данный момент скажу. Человек никогда не замечает всего, что лицезреет. Одна из вещей, ради которых вас отправляют ко мне - показать вам, чего вы не замечаете СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава в том, что вы видите - чего вы не замечаете, когда вы испуганы, либо деретесь, либо бежите, либо трахаетесь. Никто не замечает всего, что лицезреет, но до этого, чем вы станете стрелками - другими словами, те из вас, кто не отправится на запад - вы одним-единственным резвым взором будете замечать больше, чем СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава некие успевают увидеть за всю свою жизнь. И часть того, что вы не узрели этим взором, вы увидите позднее, оком собственной памяти - другими словами, если вы проживете довольно длительно, чтоб вспомнить. Так как разница меж тем, что вы увидели, и тем, чего не увидели, возможно окажется СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава различием меж жизнью и гибелью". За дверцей Роланд лицезрел землю с большой высоты (и почему-либо голова кружилась и все искажалось от этого посильнее, чем от видения сотворения, посетившего его перед окончанием того периода, что он провел с человеком в черном, ибо то, что он лицезрел за дверцей, не было СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава видением), и тот ничтожный остаток внимания, на который он еще был способен, отметил тот факт, что земля, которую он лицезрел, не была ни пустыней, ни морем, а была покрыта зеленью неописуемой пышности, через которую местами показывалась вода, и потому он пошевелил мозгами, что это - болото, но...

"Ничтожный остаток твоего СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава внимания, - люто передразнил Корт. - Ты лицезрел не только лишь это!”

Да.

Он лицезрел белоснежное.

Белоснежные края.

"Браво, Роланд!" - воскрикнул Корт у него в голове, и Роланду почудилось, как будто он ощутил сильный шлепок этой жесткой, мозолистой руки. Там, за дверцей, он смотрел в окно.

Стрелок с усилием встал, протянул СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава руку вперед, ощутил на ладошки холод и жгучие полосы слабенького жара. Он снова открыл дверь.

Картина, которую он ждал узреть - земля с некий ужасающей, немыслимой высоты - пропала. Сейчас он смотрел на слова, которых не осознавал. Он практически осознавал их; Величавые Буковкы были как будто перекручены...

Над словами находилось изображение СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава какого-то не запряженного лошадьми экипажа, автомобиля вроде тех, что, как предполагалось, заполняли мир до того, как он двинулся с места. В один момент стрелку припомнился рассказ Джейка там, на постоялом дворе, когда он его загипнотизировал.

Этот экипаж без лошадок, рядом с которым, смеясь, стояла дама в меховой пелерине, мог быть СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава таковой штукой, какая переехала Джейка в том необычном другом мире.

"Это и есть тот другой мир", - пошевелил мозгами стрелок.

Вдруг картина у него перед очами...

Она не поменялась; она двинулась. Стрелка зашатало, он ощутил головокружение и легкую тошноту. Слова и изображение опустились, и сейчас он увидел проход, на СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава далекой стороне которого был двойной ряд сидений. Некие были пусты, но большая часть была занята мужиками, мужиками в необычной одежке. Стрелок представил, что это, наверняка, костюмчики, но до сего времени он ничего подобного не видывал. Эти штуки у их на шейках тоже, может быть, были галстуками либо СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава шейными платками, но таких он тоже никогда не видал. И, как он мог судить, ни какой-то из них не был вооружен - не было видно ни кинжалов, ни клинков, не говоря уже о револьверах. Что ж это за овцы наивные? Некие читали листы бумаги, покрытые крохотными словами - там и сям СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава меж словами показывались рисунки; другие писали на листах бумаги перьями, каких стрелок тоже никогда не лицезрел. Но перья его не тревожили. Вот бумага... Он жил в мире, где бумага и золото ценились приблизительно идиентично. Никогда в жизни он не лицезрел столько бумаги. Вот один из парней оторвал от желтоватого блокнота СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава, лежавшего у него на коленях, листок и скомкал его, хотя исписал только верхнюю половину одной стороны, а 2-ая была вообщем незапятнанная. Как ни худо было стрелку, но при виде такового расточительства он на миг ощутил вспышку кошмара и возмущения.

Сзади парней была изогнутая белоснежная стенка и в ней - ряд СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава окон. Несколько окон были закрыты кое-чем вроде ставней, но за другими показывалось голубое небо.

В этот момент к двери направилась дама, одетая во что-то вроде военной формы, вобщем, совсем не похожей на то, что Роланду доводилось созидать. Форма была ярко-красная, и частью ее были брюки СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава. Ему было видно место, где ноги дамы переходили в промежность. Он никогда не лицезрел ничего подобного у дам, если они не были раздеты.

Она подошла к двери так близко, что Роланд поразмыслил, что она на данный момент войдет в нее, и попятился, но, к счастью, не свалился. Она посмотрела СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава на него с обычной заботливостью дамы, которая сразу - и служанка, и сама для себя (и только для себя) хозяйка. Это стрелка не заинтересовывало. А заинтриговало его то, что выражение лица у нее не поменялось. Не так полагалось бы даме - ну и вообщем кому бы то ни было - глядеть на грязного, шатающегося СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава, измученного человека с перекрещенными на бедрах револьверами, на человека, у которого правая рука замотана кровавой тряпкой, а джинсы смотрятся так, как будто их затянуло в циркулярную пилу.

"Не желаете ли..." - спросила дама в красноватом. Она произнесла еще что-то, но стрелок не совершенно сообразил, что это означает. Пища либо СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава питье, поразмыслил он. Эта красноватая материя - она не из хлопка. Шелк? Незначительно похоже на шелк, но...

"Джин", - ответил ей чей-то глас, и стрелок сообразил это слово. Вдруг он сообразил еще больше.

Это - не дверь.

Это - глаза.

Каким бы безумием это ни казалось, он лицезреет впереди СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава себя часть вагона, парящего по небу. Он лицезреет ее чьими-то очами.

Чьими?

Но он знал, чьими. Он смотрел очами невольника.

Глава 2

ЭДДИ ДИЙН

Как будто чтоб подтвердить эту идея, при всем ее безумии, то, на что стрелок смотрел через просвет двери, вдруг взошло и скользнуло в сторону. Картина оборотилась СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава (снова это чувство головокружения, чувство, как будто ты стоишь на блюде на колесиках, на блюде, которое невидимые руки катают то туда, то сюда), а позже проход вдруг как будто потек мимо двери. Стрелок миновал место, где стояли несколько дам, все - в красноватой форме. В этом месте было много каких-либо железных СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава штук, и он, невзирая на боль либо изнеможение, пожалел, что не умеет приостановить передвигающуюся картину, чтоб рассмотреть, что же это все-таки за железные штуки - какие-то машины. Одна чуть-чуть походила на печь. Военная дама, которую он лицезрел ранее, наливала джин, заказанный тем голосом. Бутылочка, из которой она СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава наливала, была очень малая, стеклянная. Сосуд, в который дама наливала джин, на вид казался стеклянным, но, по воззрению стрелка, по сути это было не стекло.

До этого, чем стрелок успел рассмотреть побольше, то, что было видно в дверь, продвинулось мимо. Очередной умопомрачительный поворот, и он увидел железную дверь. В небольшом СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава прямоугольничке светилась надпись. Это слово стрелок смог прочитать: СВОБОДНО.

Картина скользнула мало вниз. Справа от двери, через которую смотрел стрелок, показалась рука и взялась за ручку двери, на которую он смотрел. Роланд увидел манжет голубой рубахи, немного поддернутый и открывавший крутые завитки темных волос. Длинноватые пальцы СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава. На одном - кольцо с драгоценным камнем, может быть, рубином либо огневиком, а может и подделкой, хламом. Стрелок склонялся к последнему - для реального камень был очень крупен и вульгарен.

Железная дверь распахнулась, и оказалось, что стрелок заглядывает в самый странноватый из виденных им нужников. Он был весь железный.

Края железной двери проплыли мимо СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава краев двери, стоявшей на берегу моря. Стрелок услышал, как ее закрыли и заперли на задвижку. Еще одного головокружительного поворота не вышло, потому Роланд представил, что человек, чьими очами он глядит, заперся, протянув руку вспять.

Позже вид все-же оборотился - не кругом, а наполовину, - и оказалось, что стрелок глядит в СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава зеркало и лицезреет лицо, которое в один прекрасный момент уже лицезрел... на карте Таро. Те же черные глаза и спадающая на лоб прядь черных волос. Лицо было расслабленно, но бледно, а в очах - в очах, которыми он смотрел и отражение которых на данный момент смотрело на него - Роланд увидел СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава часть кошмара и омерзения, переполнявших подчиненное павиану существо на карте Таро.

Этого человека трясло.

"Он тоже болен".

Позже Роланд вспомнил Норта, травоеда из Талла.

Вспомнил Прорицательницу.

Им обладает бес.

Стрелок вдруг поразмыслил, что, может быть, он все-же знает, что такое ГЕРОИН: что-то вроде бес-травы СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава.

Частично выводит из равновесия, правда?

Наобум, с простодушной решимостью, благодаря которой он стал последним из их всех, последним, кто все шел и шел, еще длительно после того, как Катберт и другие погибли либо сдались, покончили с собой либо кинули, либо просто отреклись от всей идеи Башни; с целеустремленной и СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава безразличной ко всему остальному решимостью, заставившей его пройти пустыню и все годы перед пустыней, гнавшей его по следу человека в черном, стрелок шагнул в дверь.

Эдди заказал джин с тоником - может, мысль ввалиться на нью-йоркскую таможню опьяненным была не так хороша, а он знал, что, начав, он уже не остановится СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава, - но ему было нужно хоть что-то.

Генри в один прекрасный момент произнес ему: "Когда для тебя непременно необходимо спуститься вниз, а лифта ты отыскать не можешь, приходится управляться, как можешь, хоть каким методом. Хоть и лопатой".

Позже, когда он уже сделал заказ, и бортпроводница ушла, у него СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава появилось чувство, что его, пожалуй, может вырвать. Не точно вырвет, а только может быть, но лучше было перестраховаться. Проходить таможенный досмотр с фунтом незапятнанного кокаина подмышкой с каждой стороны, когда от тебя несет джином, было достаточно рискованно; проходить досмотр, когда у тебя, не считая всего этого, на брюках полузасохшие СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава следы рвоты, было бы смертью. Так что лучше уж перестраховаться.

Неудача в том, что у него начинается подходняк. Подходняк, а не полная ломка. Это - снова же опытные речи Генри Дийна, величавого мудреца и известного торчка.

Они тогда посиживали на балконе Пентхауса Ридженси-Тауэр, еще не совершенно в отключке, но уже СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава потихоньку двигаясь к ней, солнышко грело им лица, они были под таким славным кайфом... тогда, в доброе старенькое время, когда Эдди только начинал нюхать, и даже самому Генри еще только предстояло ширнуться впервой.

"Вот все базарят про ломку, - произнес тогда Генри, - а ведь ранее еще приходится пройти СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава через подходняк".

И Эдди, заторчавший до полного обалдения, зашелся кудахчущим смехом, так как однозначно осознавал, о чем гласит Генри. А Генри даже не улыбнулся.

"В неких отношениях подходняк даже ужаснее ломки, - произнес Генри. -По последней мере, когда дойдешь до ломки, то хоть ЗНАЕШЬ, что будешь блевать, ЗНАЕШЬ, что тебя будет трясти СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава, ЗНАЕШЬ, что будешь потеть, пока не почудится, как будто тонешь в поту. А подходняк - это вроде как проклятие ожидания".

Эдди помнил, что спросил у Генри, как именуется, когда ширяла (в те дальние, ушедшие в туман, умершие деньки, должно быть, целых шестнадцать месяцев вспять, они оба торжественно заверяли СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава самих себя, что никогда не станут ширялами) схватит передозняк?

"А это именуется "спекся", - не задумываясь, ответил Генри, и у него сделался ошеломленный вид, как бывает, когда человек что-то произнесет, а оно окажется еще смешнее, чем он задумывался, и они переглянулись - и начали завывать от хохота, цепляясь друг за друга СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава. "Спекся", вот смешно-то было, а сейчас уже далековато не так забавно.

Эдди прошел по проходу мимо кухни в носовой отсек самолета, проверил надпись - СВОБОДНО - и открыл дверь.

"Эй, Генри, о величавый мудрец и выдающийся торчок, старший брат, уж раз мы заговорили о кулинарии, хочешь выяснить МОЕ определение, что СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава такое "спекся"? Это - когда таможенник в аэропорту Кеннеди решит, что у тебя вид малость странный, либо просто денек таковой выдастся, что они собственных собак с докторскими степенями по чутью заместо административного корпуса пригнали сюда, и все они начинают лаять и ссать по всему полу, и аж задыхаются СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава в собственных серьезных ошейниках - так рвутся к для тебя, конкретно к для тебя, и после того, как таможенники перероют весь твой багаж, они тебя приглашают в такую небольшую комнатку и спрашивают, дескать, не против ли вы снять рубаху, а ты говоришь, мол, даже очень против, я на Багамах малость простыл, а СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава у вас тут кондюк уж очень очень работает, и я боюсь, вроде бы пневмания не сделалось, а они молвят, ах, вот оно что, а вы всегда так потеете, мистер Дийн, когда кондюк уж очень очень работает, ах, всегда, ну, что ж, мы, естественно, дико извиняемся, но рубашечку все таки СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава придется снять, и ты ее снимаешь, а они молвят, и футболку, пожалуй, тоже нужно бы снять, а то похоже, что ты кое-чем болен, у тебя, кореш, подмышками вон какие желваки вздулись, может, это какая-нибудь опухоль лимфоузлов либо еще что, а для тебя больше даже и гласить ничего СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава неохота, это как если по мячу стукнули определенным методом, так центровой за ним уж и не бежит, не переутомляется, а просто поворачивается и провожает его очами, поэтому как если уж мяч ушел - так ушел, так что снимаешь ты футболку, а они молвят, глянь-ка, это ж нужно СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава, ну и удачливый же ты мальчишечка, это ж и не опухоль совсем, разве что, можно сказать, опухоль на теле общества, гы-гы-гы, эти штуки больше смахивают на парочку пакетов, приклеенных скотчем, а кстати, сынок, ты насчет этого аромата не волнуйся, это просто ты спекся".

Он протянул руку для себя за СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава спину и заперся на задвижку. Огни в носовом отсеке вспыхнули ярче. Моторы тихо гудели. Эдди оборотился к зеркалу -хотел поглядеть, как гнусный у него вид - и вдруг на него нахлынуло стршное, пронизавшее все его существо чувство: чувство, что за ним кто-то следит.

"Эй, ты, брось, сообразил, - тревожно СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава пошевелил мозгами он. - Тебя считают самым не параноидным малым на свете. Поэтому тебя и отправили. Поэтому...”

Но в один момент ему показалось, что в зеркале отражаются не его глаза, не светло-карие, практически зеленоватые глаза Эдди Дийна, от взора которых за последние семь лет из его 21-го года растаяло столько СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава сердец, которые посодействовали ему раздвинуть столько пар хорошеньких ножек, не его глаза, а чужие, незнакомые. Не коричневые, а голубые, цвета выгоревших "ливайсов". Прохладные, с прицельным взором - внезапное волшебство калибровки. Глаза бомбардира.

Эдди увидел - ясно увидел - что в их отражается чайка, спикировавшая на разбивающуюся волну и что-то выхватившая из СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава нее.

Он успел беспомощно помыслить: Господи, да что все-таки это за хреновина? -и сообразил, что это не пройдет; что его все-же вырвет.

За полсекунды до начала рвоты, за те полсекунды, что он продолжал глядеть в зеркало, он увидел, как голубые глаза пропали... но перед этим у него СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава вдруг появилось чувство, что в нем - два различных человека, что он одержим, как та девченка в "Изгоняющем беса".

Он ясно ощутил в собственном сознании какое-то новое сознание и услышал идея - не свою, а больше похожую на глас по радио: "Я прошел. Я в небесном вагоне".

Было и СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава что-то еще, но этого Эдди уже не слышал. Он был очень занят: старался блевать в раковину как можно тише.

Как рвота кончилась - не успел он к тому же рот вытереть -случилось такое, чего с ним до сего времени никогда не бывало. Не стало ничего - только пустота, провал в сознании СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава, длившийся один ужасный миг. Будто бы в газетной колонке аккуратненько и стопроцентно замазали одну-единственную строку.

“Что это? - беспомощно помыслил Эдди. - Что же это все-таки за фигня чертова?”

Позже его снова начало рвать, и, может быть, это было к наилучшему: как ни ругай рвоту, а одно не плохое свойство СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава у нее есть - пока тебя выкручивает, ты больше ни о чем же не думаешь.

"Я прошел. Я в небесном вагоне, - поразмыслил стрелок. И через секунду:

“Он лицезреет меня в зеркале!”

Роланд попятился - не ушел, а только попятился, как ребенок, который отступает в самый далекий угол очень длинноватой комнаты СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава. Он находился снутри небесного вагона; он находился также снутри другого человека - не самого себя. Снутри Невольника. В этот 1-ый момент, когда он был уже практически на фронтальном плане (он мог обрисовать это только так), Роланд был больше, чем снутри; он практически был этим человеком. Он ощущал, что этот человек болен СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава, хотя не осознавал - чем, ощущал, что его на данный момент вырвет. Роланд знал, что, если ему пригодится, он сумеет управлять телом этого человека. Он будет чувствовать мучения этого тела, его будет одолевать обезьяноподобный бес, обладающий этим человеком, но если ему пригодится управлять им, он сумеет.

Либо он сумеет остаться СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава тут, никем незамеченный.

Когда у невольника прошел приступ рвоты, стрелок прыгнул вперед - сейчас на самый фронтальный план. Он сильно мало осознавал в этой необычной ситуации, а действовать в ситуации, которую не понимаешь, означает нарываться на самые ужасные последствия, но ему было нужно выяснить две вещи - и нужда СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава эта была так отчаянно велика, что перевешивала все вероятные последствия.

На месте ли еще та дверь, через которую он вошел сюда из собственного мира? И если да, то там ли еще его физическое "я", нечуткое, необитаемое, может быть, умирающее либо уже погибшее без собственной внутренней сути, которая наобум СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава управляла его легкими, и сердечком, и нервишками? Даже если его тело еще живо, может быть, оно проживет только до пришествия ночи. А тогда вылезут кошмарные омары и начнут задавать свои вопросы и находить на берегу, чем бы пообедать.

Он резко повернул голову, которая на миг стала его головой, и стремительно СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава обернулся вспять.

Дверь все еще была на месте, сзади него. Она стояла в его своем мире, открытая, ее петли уходили в сталь этого дивного нужника. И - да - вот он лежит, Роланд, последний стрелок, лежит на боку и держит на животике перевязанную правую руку.

"Я дышу, - поразмыслил Роланд. - Придется мне возвратиться вспять СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава и передвинуть мое тело. Но поначалу нужно сделать другие дела. Дела...”

Он покинул сознание невольника и отступил вспять, следя, ждя, стараясь осознать, знает ли невольник, что он тут, либо нет.

После того, как рвота закончилась, Эдди продолжал стоять, согнувшись над раковиной и зажмурившись.

Вырубился на секунду. Что это было СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава - не знаю. Оборачивался я либо нет? Он ощупью отыскал кран и пустил холодную воду. Не открывая глаз, он плескал ее на лоб, на щеки.

Когда больше тянуть стало нереально, он опять поднял взор на зеркало.

Оттуда на него глянули его собственные глаза.

И чужих голосов у СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава него в голове не было.

И никакого чувства, что за ним наблюдают.

"У тебя был моментальный глюк, Эдди, - растолковал ему величавый мудрец и выдающийся торчок. - Достаточно обыденное явление при подходняке".

Эдди поглядел на часы. До Нью-Йорка оставалось полтора часа. По расписанию посадка в 4:05 денька по Восточному времени, но СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава по сути будет точно полдень. Тут-то все и отважится.

Он возвратился на свое место. Его джин стоял на локотнике. Чуть он сделал два глотка, как опять подошла бортпроводница и спросила, не надо ли ему еще чего-нибудь. Он открыл рот, чтоб сказать "нет"... и здесь снова наступила эта странноватая отключка.

- Будьте СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава добры, я бы желал чего-нибудть поесть, - произнес стрелок ртом Эдди Дийна.

- Скоро мы подадим жаркие закуски.

- Но я прямо умираю от голода, - произнес стрелок, и это была незапятнанная правда. - Что угодно, хотя бы бопкин...

- Бопкин? - военная дама смотрела на него, сдвинув брови, и стрелок вдруг заглянул СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава в сознание невольника. Сэндвич... это слово было далеким-далеким, как "шум моря" в раковине. - Хотя бы сэндвич, - произнес стрелок. Военная дама с колебанием произнесла:

- Ну что все-таки... у меня есть с рыбой, с тунцом...

- Вот и отлично, - ответил стрелок, хотя ни про какую рыбу-дудца в жизни не слыхивал. Да СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава ведь нищим выбирать не приходится.

- Вид у вас вправду бледный, - произнесла военная дама. - Я задумывалась, что вас укачало.

- Это от голода.

Она одарила его проф ухмылкой.

- На данный момент я вам чего-нибудть подкину.

"Подкину?" - растерянно поразмыслил стрелок. В его мире подкинуть было арготическое слово, означавшее "взять СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава даму силой". Непринципиально. Ему принесут пищу. Он понятия не имел, сумеет ли пронести ее через дверь назад, к телу, которое в ней так нуждалось, но не все сходу, не все сходу. "Подкину", - пошевелил мозгами он, и голова Эдди Дийна пару раз качнулась из стороны в сторону, как будто СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава он не мог поверить, что услышал такое.

Позже стрелок снова отступил вспять.

"Нервишки, - убеждал его величавый оракул и выдающийся торчок. - Просто нервишки. Это все - часть подходняка, братишка".

Но если дело в нервишках, то почему его обхватывает эта странноватая сонливость - странноватая, поэтому, что он был должен бы чувствовать зуд, не СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава мог бы ни на чем сосредоточиться, ему бы дико хотелось извиваться и почесываться, как обычно бывает перед истинной ломкой; даже если б у него ранее не бывало "подходняка", о котором гласил Генри, оставался тот факт, что он собирается пронести через Таможню США два фунта марафета, другими словами совершить грех, которое СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава карается более, чем 10 годами заключения в федеральной кутузке, а сейчас у него, кажется, к тому же провалы сознания начались.

И все таки - эта сонливость.

Он опять отхлебнул джина с тоником, позже отдал своим очам медлительно закрыться.

Почему ты отключился?

Я не отключался, а то она бы здесь же СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава понеслась за чемоданчиком первой помощи.

Ну, тогда вырубился. Все равно нехорошо. Ты ранее никогда в жизни так не вырубался. ОТРУБАЛСЯ - да, но не ВЫРУБАЛСЯ.

И с правой рукою у него что-то странноватое. Какая-то неопределенная пульсирующая боль в кисти, будто бы по ней не так давно лупили молотком.

Не открывая глаз СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава, Эдди согнул и разогнул ее. Не болит. Не дергает. Голубых бомбардирских глаз тоже нет. А отключки - это просто сочетание подходняка с основательным приступом того, что величавый оракул и выдающийся и т.д. и т.п., непременно, именовал бы "мандраж контрабандиста".

"Но я все равно на данный момент СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава засну, - помыслил он, - И что будет?”

Мимо него, как оторвавшийся воздушный шар, проплыло лицо Генри. "Не волнуйся, - гласил Генри. - Ты будешь в порядочке, братик. Ты прилетишь в Нассау, поселишься в отеле "Акинас", в пятницу, поздно вечерком, зайдет мужчина. Из стоящих юношей. Он тебя отоварит так, чтоб для тебя хватило на СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава весь уик-энд. В воскресенье, снова же поздно вечерком, он принесет марафет, а ты ему дашь ключ от абонированного сейфа. В пн днем ты все сделаешь, как обычно, как повелел Балазар. Этот малый не подведет; он знает, как следует. В пн же, в полдень, ты улетишь, и СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава при таком добросовестном лице, как у тебя, ты пройдешь досмотр только так, с ветерком, и еще солнце не сядет, а мы уже будем рубать бифштексы в "Искорках". Все пройдет с ветерком, братик, с холодным, приятным ветерком".

Но ветерок оказался довольно-таки горячим.

Неудача Эдди и Генри заключалась в том, что они были СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава, как Чарли Браун и Люси. Они отличались от их только тем, что Генри время от времени придерживал футбольный мяч, чтоб Эдди мог по нему стукнуть - редко, но время от времени. Эдди даже однажды, во время еще одного героинового кайфа, помыслил, что нужно бы написать Чарльзу Шульцу СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава письмо. "Дорогой м-р Шульц, - написал бы он, -напрасно у вас Люси ВСЕГДА в последний момент поднимает мяч ввысь. Ей бы нужно временами придерживать его на земле. Не так, чтоб Чарли Браун мог заблаговременно додуматься, когда она это сделает, осознаете? Время от времени она могла бы оставлять мяч на земле СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ 2 глава, чтоб он мог по нему стукнуть, три, даже четыре раза попорядку, а позже целый месяц - никогда, позже один раз, позже три-четыре денька никогда, ну, вы, наверное, сообразили мою идею. Вот от этого парень бы ПО-НАСТОЯЩЕМУ охерел бы, правда?”


strategiya-socialno-ekonomicheskogo-razvitiya-territorialnoj-zoni-mahachkala-do-2025-goda-stranica-32.html
strategiya-socialno-ekonomicheskogo-razvitiya-territorialnoj-zoni-mahachkala-do-2025-goda-stranica-37.html
strategiya-socialno-ekonomicheskogo-razvitiya-territorialnoj-zoni-mahachkala-do-2025-goda-stranica-42.html